+7 (495) 226-95-57
E-mail: limbt@list.ru
Лаборатория инновационных биомедицинских технологий 
  English О нас | Онкология | Перспективные исследования | Патенты | Контакты  
Рак лёгких | Меланома | Стволовые клетки и рак | Офтальмология | Инсульт  

Главная
Лечение рака
Биология опухолей
• Альтернативное лечение рака
Ишемия нижних конечностей
Крионика
Лечение инсульта
Лечение облысения
Стволовые клетки
Технологии
Исследования
Лечение детских травм
Контакты
*** Cancer treatment

 Руководитель Лаборатории Ковалёв А.В.

 Наши комментарии

 

Около трети россиян, болеющих раком, умирают в течение года после того, как им поставили диагноз. В 2009 году на учёт поставили почти 500 тысяч больных. Однако если к ним прибавить все случаи, когда рак был диагностирован уже после смерти человека, то получается число даже больше полумиллиона заболевших. Примерно половина опухолей обнаруживается на первой стадии развития, 20% —  на 3-й и 4-й стадиях болезни. Ежегодная смертность от рака приближается к 300 тысячам россиян.

Профессор Старинский В.В.
В.В. Старинский, доктор медицинских наук, профессор, заместитель директора Научно-исследовательского онкологического института им. П. А. Герцена

О влиянии современной онкологической помощи на смертность от рака можно судить по различию между коэффициентами заболеваемости, составляющими 1:3, и смертности, равными 1:5.

Лесли Фулдс (Leslie Foulds)
Лесли Фулдс (Leslie Foulds), профессор Института Исследований рака (Лондон, UK). Первым указал на гетерогенную природу опухолей, считая, что структура и поведение опухоли определяются целым рядом отдельных (единичных) характеристик, которые вариабельны в широких пределах и могут комбинироваться различными способами и изменяться независимо (независимая прогрессия).

Джон Дик (John E. Dick)
Джон Дик (John E. Dick), профессор медицинской генетики и микробиологии Торонтского университета, в 1997 году впервые обнаружил раковые стволовые клетки одной из наиболее агрессивных форм рака крови – острого миелолейкоза. Гипотеза существования злокачественных стволовых клеток при гемобластозах выдвинута Jacob Furth and Morton Kahn (Furth, J. & Kahn, M. C. The transmission of leukaemia of mice with a single cell. Am J. Cancer 31, 276–282 (1937)).

Роберт Уайнберг (Robert A. Weinberg)
«Если бы несколько лет назад меня спросили, имеются ли различия между отдельными клетками раковой опухоли человека, я бы ответил, что все эти клетки одинаковы. Теперь, за последние 2–3 года, мы поняли, что на самом деле в раковой опухоли имеются стволовые клетки и что именно они ответственны за ее рост».
Роберт Уайнберг (Robert A. Weinberg), профессор клеточной и молекулярной биологии, сотрудник института Уайтхеда в Бостоне

Лев Александрович Зильбер (1894-1966) — советский иммунолог и вирусолог
Лев Александрович Зильбер (1894-1966) — советский иммунолог и вирусолог, один из основателей иммунологии ракасоздатель советской школы медицинской вирусологии. ЛауреатСталинской премии.Академик АМН СССР

Зильбером получены первые препараты очищенных опухолевых антигенов, которые появляются или утрачиваются в опухолях, а также и первые препараты моноспецифических (противоопухолевых) антител к этим антигенам. Он обнаружил, что специфические антигены опухолей могут быть выявлены методом мембранной иммунофлюоресценции на живых клетках,получил антитела к специфическому антигену на фоне толерантности к перекрестно реагирующим антигенам, создал концепцию вирофории, постулировавшей симбиоз вирусов и микробов. Открыл преодолимость межклассовых барьеров для опухолеродного вируса и поставил вопрос о возможной роли вирусов животных в возникновении опухолей человека.

Зильберв 1948 году сформулировал вирусо-генетическую теорию возникновения опухолей, которая в своем первоначальном виде базировалась на двух основных положениях: опухоли имеют вирусное происхождение, но вирус выполняет лишь инициирующие функции в опухолевой прогрессии.Роль вируса в развитии опухолевого процесса сводится к тому, что он изменяет наследственные свойства клетки, превращая ее из нормальной в опухолевую, а образовавшаяся таким образом опухолевая клетка служит источником роста опухоли; вирус же, вызвавший это превращение, или элиминируется из опухоли благодаря тому, что измененная клетка является неподходящей средой для его развития, или теряет свою болезнетворность и поэтому не может быть обнаружен при дальнейшем росте опухоли. Окончательный вид теория приобрела в 1958-1961 гг. Основные постулаты теории сформулированы Зильбером следующим образом:
"1. Естественно возникающие опухоли вызываются вирусами.
2. Опухолеродное действие вирусов на клетки принципиально отличается от инфекционного действия, и процесс вирусного канцерогенеза не является инфекционным.
3. Вместе с тем опухолевые вирусы не отличаются от вирусов, вызывающих инфекционные заболевания, по другим своим свойствам, и их циркуляция в природе подчиняется закономерностям, установленным для инфекционных агентов.
4. Воздействие опухолеродных вирусов на клетки сопровождается изменениями наследственных свойств клеток.
5. Опухолевая конверсия клеток вызывается не вирусом, а его нуклеиновой кислотой. Вирус является только носителем того фактора, который вызывает опухолевую конверсию.
6. Новая генетическая информация, приносимая нуклеиновой кислотой вируса в клетку, инкорпорируется частично или полностью в геном клетки.
7. Наследственные изменения, обусловленные этим процессом, нарушают взаимоотношения между клетками и регулирующими клеточное размножение системами организма, вследствие чего клетки выходят из соподчинения этим последним и возникает нерегулируемое размножение клеток, приводящее к образованию опухоли.
8. Вирус, вызвавший опухолевую конверсию, не принимает участия в размножении уже образовавшихся опухолевых клеток. Опухолевые клетки или совсем не продуцируют зрелого вируса или образуют его неполные (незрелые) формы. В тех же случаях, когда опухолевые клетки продуцируют зрелый вирус, он является "пассажиром" и не оказывает влияния на рост опухоли.
9. Вопрос о возможном участии вирусов в канцерогенезе, вызываемом химическими и физическими факторами, требует дальнейшего изучения. Имеющиеся данные позволяют предполагать наличие непрямого канцерогенеза".

Существует крайность в лечении онкологических больных в стадии распространения злокачественной опухоли. Некоторые, преимущественно зарубежные центры, берутся продлить жизнь обреченных людей с помощью новейшей медицинской техники и активной хирургической тактики. Фактически такое лечение рака является альтернативным. Но поскольку в таком лечении нет новых идей, и оно не предлагает применения новых биологических стратегий, изменяющих поведение опухоли, то это действие отчаяния, и оно чаще всего бывает бессмысленным. Прекрасно прокомментировал эту проблему выдающийся американский онколог, профессор Мартин Макари. 

Многопрофильная онкологическая клиника Джонса Хопкинса
Мартин Адель Макари (Martin Adel Makary)
Мартин Адель Макари (Martin Adel Makary), директор по хирургии Многопрофильной онкологической клиники Джонса Хопкинса, профессор хирургии, Международный эксперт по безопасности пациентов

Большинство медиков за свою карьеру часто встречаются с бессмысленным лечением, когда для продления жизни умирающих людей используются последние достижения медицины. Больные умирают, изрезанные скальпелями хирургов, подключёнными к различной аппаратуре, с трубками во всех отверстиях организма, накачанные различными препаратами. Цена такого лечения составляет иногда десятки тысяч долларов в день, и за такую огромную сумму покупается несколько дней ужаснейшего существования, какого не пожелаешь и террористу. Я уж не помню, сколько раз и сколько врачей говорили мне разными словами одно и то же: «обещай мне, что если я окажусь в таком состоянии, ты позволишь мне умереть». Макари задает риторический вопрос: «Как мы дошли до такого— медики оказывают помощь, от которой на месте больных бы отказались?».

Главный детский онколог РФ Владимир Поляков на онлайн-конференции АиФ озвучил правильную мысль, о том, что многие благотворительные фонды вывозят безнадежных больных на крайне дорогое и при этом неэффективное лечение, поэтому разумнее эти деньги оставлять в России для реальной помощи больным.

Владимир Георгиевич Поляков, главный детский онколог Минздрава РФ
Владимир Георгиевич Поляков, главный детский онколог Минздрава РФ, заместитель директора НИИ детской онкологии Российского онкологического научного центра имени Блохина, академик РАМН, профессор

В интернете и средствах массовой информации началась истерика, будто бы детям пытаются отказать в помощи за рубежом. Очень важно понять, что стоимость онкологической помощи крайне высока, это многие сотни тысяч долларов причем такие огромные затраты совершенно не связаны с эффективностью и стоимостью изготовления применяемых лекарств. В эти затраты включают, например, огромные суммы на доказательство эффективности новых фармпрепаратов. От 1500 000 000 долларов стоят такие обязательные исследования на одну химическую формулу.  И это не забота о пациентах – это искусственный барьер, который не могут преодолеть никто кроме монополистов — фармгигантов, которые зарабатывают огромные деньги и диктуют правила игры в медицине. Сегодня при многих заболеваниях лечение строится на одном принципе — это пожизненный прием лекарств. Простой пример, гипертоническая болезнь. Причины возникновения заболевания точно не известны, но принимать гипотензивные препараты надо постоянно.

Осложнения химиотерапии
Применение противоопухолевой химиотерапии часто сопровождается побочными реакциями. Химиопрепараты в первую очередь повреждают быстро обновляющиеся клетки пищеварительного тракта, костного мозга, волосяных фолликулов и пр. Кроме этого, противоопухолевые препараты способны повреждать практически все нормальные ткани организма.

Различают 5 степеней выраженности побочных действий химиопрепаратов — от 0 до 4.

При 0-й степени не наблюдаются изменения в самочувствии больного и данных исследования.

При 1-й степени могут быть незначительные изменения, которые не влияют на общую активность больного и не требуют вмешательства врача.
 
При 2-й степени отмечаются умеренные изменения, нарушающие нормальную активность и жизнедеятельность больного; лабораторные данные существенно изменены и требуют коррекции.

При 3-й степени имеются резкие нарушения, требующие активного лечения, отсрочки или прекращения химиотерапии.

4-я степень опасна для жизни и требует немедленной отмены химиотерапии.

Токсическое действие химиопрепаратов на кроветворение — наиболее частый побочный эффект химиотерапии. Повышенной частоте возникновения инфекционных осложнений. В последние 20 лет наблюдается увеличение случаев тяжелой грибковой и вирусной инфекции. Могут отмечаться носовые, желудочно-кишечные кровотечения, кровоизлияния в мозг и др.

Токсическое действие химиотерапии на желудочно-кишечный тракт может привести к снижению аппетита, появлению тошноты, рвоты, стоматита, энтерита и диареи (жидкого стула) в результате повреждения слизистых оболочек полости рта и кишечника, токсического поражения печени.

Кардиотоксичность. Повреждение сердечной мышцы, снижение артериального давления, учащенное сердцебиение, нарушение ритма, боли в области сердца. Более поздние симптомы кардиотоксичности возникают за счет повреждения сердечной мышцы, нарушение ритма. Иногда возможно появление инфаркта миокарда. Признаками миокардита (повреждения сердечной мышцы) являются учащенное сердцебиение, одышка, увеличение размеров сердца, нарушение кровообращения.

Токсическое действие химиопрепаратов на функцию легких отмечается нечасто. При использовании блеомицина частота такого осложнения (пульмонита) составляет 5–20%.


Поражение мочевыводящей системыМочекислая нефропатия. При высокой чувствительности опухоли к химиотерапии быстрое сокращение опухоли (лизис-синдром) может сопровождаться увеличением содержания мочевой кислоты в сыворотке крови и развитию серьезного осложнения со стороны почек — мочекислой нефропатии. К начальным признакам этого осложнения относятся: уменьшение количества мочи, появление большого количества кристаллов мочевой кислоты в осадке мочи и пр.

Аллергические реакции могут отмечаться у 5–10% пациентов при применении различных химиопрепаратов.

Нейротоксичность
может проявляться в различных отделах нервной системы.
Симптомы центральной нейротоксичности чаще всего проявляются в виде нарушения внимания, памяти, эмоциональных расстройств, понижении общего тонуса. Серьезными осложнениями следует считать появление галлюцинаций и возбуждения.

Периферическая нейротоксичность проявляется в виде легкого покалывания в пальцах, нарушения функции верхних и нижних конечностей, вздутия живота, ухудшения зрения и слуха, могут отмечаться головные боли, головокружение, тошнота, рвота, нарушение ориентации и сознания.

Токсическое действие химиопрепаратов на кожу может проявляться в виде ее покраснения, появления сыпи, зуда, повышения температуры тела и снижения чувствительности.
Позднее эти явления могут усугубляться и превращаться в стойкие изменения кожи с развитием инфекции, гиперпигментации кожи, ногтей и слизистых оболочек.

Облысение (алопеция) обратима, но является тяжелой психической травмой, особенно для молодых больных и женщин.

Токсическое повышение температуры. В некоторых случаях развивается гриппо-подобный синдром.

Токсические флебиты (воспаление вен) развиваются чаще после нескольких введений препаратов и проявляются: сильными болями по ходу вен во время введения химиопрепарата, тромбозом и закупоркой вен.

Поздние осложнения химиотерапии развиваются в течение года и более длительного периода времени после проведенной химиотерапии. К наиболее опасным осложнениям химиотерапии относятся остеопороз (разрежение костей), поражение слизистой оболочки мочевого пузыря и возникновение новых (вторых) злокачественных опухолей. В поздние сроки возможно также развитие стойкого угнетения костного мозга, иммунной системы, функции половых желез, поражения сердца и легких. У детей могут возникать нарушения роста и развития.

Адъювантная (вспомогательная или профилактическая) химиотерапия. После хирургического удаления опухоли (молочной железы или кишечника у многих больных возникают местные рецидивы или отдаленные метастазы. Для борьбы с микрометастазами на ранних стадиях возникновения рецидива можно применять химиотерапию как адъювантное средство хирургическому методу лечения. Химиотерапия эффективнее в отношении более мелких, чем клинически выявляемых, опухолей. За исключением редких опухолей у детей (Вилмса, Юинга и рабдомиосаркомы), в настоящее время установлено, что адъювантная химиотерапия способна обеспечить лишь небольшое увеличение продолжительности жизни больных, причем это можно установить лишь в клинических исследованиях на большом контингенте больных.

Следует отметить, что опухоли более устойчивы к поражающим факторам, по сравнению со здоровыми тканями. Это связано:
1) с полиплоидией опухолевых клеток. Образование полиплоидов — важный защитный механизм для одноклеточных организмов. При ухудшении условий существования и действия повреждающих факторов происходит накопление генетического материала, и клетки преобретают суперживучесть.
2) с гетерогенностью рака. Несмотря на господствующую теорию о моноклональном происхождении опухолей, опухоль в процессе своего развития приобретает все большую гетерогенность. Процесс злокачественной трансформации сопровождается общей генетической нестабильностью. Некоторые из мутирующих клеток выживают и дают начало новым линиям развития, они различны по способности к метастазированию, устойчивости к химиотерапевтическим препаратам, облучению и атакам иммунной системы.

Игорь Александрович Морозов, профессор, д. м. н., руководитель отдела клинической и экспериментальной патологии ЦНИИ гастроэнтерологии
Игорь Александрович Морозов, профессор, д. м. н., руководитель отдела клинической и экспериментальной патологии ЦНИИ гастроэнтерологии

Морозов писал: «в 1974 году, изучая материал больных после ваготомии (операции по пересечению веточек нервных стволов, управляющих двигательными и секреторными процессами желудка), я обнаружил, что во внутриклеточных канальцах клеток желудка обитают спиралевидные бактерии. Изумлению нашему не было предела, поскольку гастроэнтерологи всегда считали, что желудок абсолютно стерилен. Тогда мы решили, что в результате ваготомии у пациентов снижается секреция соляной кислоты и в желудке поселяются бактерии. Но позднее мы стали обнаруживать загадочную бактерию у больных язвой, которым не делали ваготомию. Объяснения этому не было. Мы и обратились за помощью к микробиологам, но они сказали, что не знают, как выращивать эти бактерии, и о них просто забыли почти на десять лет».

Герберт М. Шелтон (Herbert Macgolfin Shelton)
Герберт М. Шелтон (Herbert Macgolfin Shelton) (1895–1985), американский натуропат, писатель, защитник идеи развития альтернативной   медицины

Поразительно, но почти сорок лет назад Шелтон писал: «Опухолевидные шишки на груди женщин величиной от горошины до гусиного яйца исчезают в течение голодания от трех дней до нескольких недель. Следующий примечательный случай подобного рода может оказаться интересным и поучительным для читателя: у молодой женщины двадцати одного года на правой груди была большая твердая шишка величиной немного меньше бильярдного шара, которая в течение четырех месяцев причиняла ей сильную боль. Наконец, она проконсультировалась у врача, который поставил диагноз - рак - и настаивал на немедленном удалении опухоли. Женщина пошла к другому врачу, третьему, четвертому, и каждый из них ставил тот же диагноз и настаивал на немедленном удалении опухоли. Но вместо того, чтобы обратиться к хирургии, она занялась голоданием и ровно через три дня голодания без пищи „рак" и сопутствующая боль исчезли. Тринадцать лет прошло без всякого рецидива, и я полагаю, что этот случай законно можно считать исцелением. Сотни подобных случаев при голодании убедили меня, что многие „опухоли" и „раки", удаляемые хирургами, не являются опухолями и раками. Они заставляют меня очень скептически относиться к статистике, показывающей, что ранняя операция предотвращает или излечивает рак». Все с крайним недоверием и негодованием относились к таким выводам натуропата, но сегодня мы видим, что удивительно, а оказывается, что в чем-то Шелтон был вероятно прав.

Национальный центр по исследованию рака США
Стивен А. Розенберг (Steven A. Rosenberg), профессор, выдающийся ученый-онколог
Стивен А. Розенберг (Steven A. Rosenberg), профессор, выдающийся ученый-онколо
г
Начальник отдела иммунологии опухолей Национального центра по исследованию рака США.

Онкологи-ортодоксы, многие из которых имеют личную материальную заинтересованность в тех или иных схемах лечения, настаивают на важности прохождения химиотерапии, убеждая пациентов, что созданы новые средства с доказанной и проверенной эффективностью. Ну, и понятно, что и стоят они дорого поэтому. Безусловно, что к сожалению, отказаться от токсичной терапии сегодня в онкологии невозможно, но надо понимать, что лечение опухолей должно проводить мягко говоря осмысленно.

Молодые американские ученые-онкологи, занимающие важные позиции в двух ведущих онкоцентрах мира, открыто подвергли сомнению беспристрастность FDA при утверждении новых противоопухолевых препаратов в публикации от 19 Октября 2015 года в журнале «JAMA Internal Medicine».


Чул Ким (Chul Kim)
Чул Ким (Chul Kim), врач-онколог, кандидат медицинских наук из Национального института рака (NCI, USA)


Вини Прасад (Vinay Prasad)
Вини Прасад (Vinay Prasad), гематолог-онколог, доцент, кандидат медицинских наук (Knight Cancer Center at the Oregon Health and Sciences University in Portland, USA)

Их научное исследование показало, что FDA одобряет много новых дорогостоящих, токсичных препаратов, которые не улучшают общую выживаемость онкологических больных.

Если называть вещи своими именами, то речь может идти о преступлении, в котором оказались замешаны крупные фармакологические компании и Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов, агентства Министерства здравоохранения и социальных служб США. Цена вопроса – сотни миллиардов долларов.

Безрецидивная выживаемость заболевших – главный критерий в онкологии, и в тех исследованиях, которые самостоятельно финансирует Национальный Институт Рака (США), именно на этот показатель обращается главное внимание. Очевидно, что Единственными критериями пользы от препаратов должны быть увеличение продолжительности и (или) качества жизни

Однако, в исследованиях, получающих одобрение FDA, заключения делались на основе суррогатных маркеров или ложных критериев эффективности препаратов, например, таких, как скорость отклика опухоли на химиопрепарат или временное уменьшение размеров опухоли.

Поэтому отдаленный контроль эффективности химиопрепаратов в течение 4,4 лет после начала широкого использования этих новых фармакологических средств показал, что только пять из этих 36 препаратов показали в рандомизированных (статистически достоверных) исследованиях способность улучшать показатель общей выживаемости онкологических больных.

Комментарий к публикации оказался еще более жестким.


Диана Цукерман (Diana Zuckerman)
Диана Цукерман (Diana Zuckerman), специалист Национального центра исследований здоровья в Вашингтоне (США) 

«Это возмутительно, что уменьшение размеров опухоли является основой для утверждения новых противоопухолевых препаратов,»— сказала Диана Цукерман. И продолжила, что «FDA так старается угодить конгрессу и промышленности, что одобряет вредящие пациентам онкологические препараты по надуманным доказательствам».

He was right—for the wrong reasons. (Он был прав, но совсем по другим причинам).

27 января 1896 года родилась, через месяц после публикации Конрада Рентгена об открытии Х-лучей возникла идея лучевой терапии. Удивительно, но один из основных инструментов для борьбы с опухолями придумали гомеопаты. Чикагский студент медицинского колледжа, готовившего гомеопатов (Homeopathic institute the Hahnemann Medical College of Chicago) Эмиль Груббе экспериментировал с созданием ламп освещения, хотел сменить профессию врача на более выгодную фабриканта, открыть свой бизнес по производству электрических ламп. Прочитав немецкий журнал по физике, самостоятельно собрал рентгеновскую трубку.

Эмиль Груббе (Emil Herman Grubbe)
Эмиль Груббе (Emil Herman Grubbe) (1875–1960).
Эксперименты с рентгеновским излучением в течение двух недель закончились для молодого человека неизвестным тогда заболеванием — сильным лучевым дерматитом. Рука покраснела, распухла и заболела. Преподаватели колледжа сразу заинтересовались этим необычным случаем. После осмотра руки Груббе профессор Джон Эллис Гилмэн произнёс исторические слова: «Любой физический агент, способный причинить такой вред нормальным тканям, даёт возможность использовать его как терапевтический там, где желательно раздражающее и даже разрушающее действие».

Джон Эллис Гилмэн (John Ellis Gilman)
Джон Эллис Гилмэн (John Ellis Gilman) (1841–1916) профессор физиологии первого Ганемановского медицинского колледжа, почетный профессор Materia Medica.

Рувим Ладлам (Reuben Ludlam)
Рувим Ладлам (Reuben Ludlam) (1831–1899) врач акушер-гинеколог, увлекшийся в гомеопатией, один из основателей медицинского колледжа Ганемана в Чикаго, где он был деканом, профессором и заведующим кафедрой физиологии, патологии и клинической медицины, президент американского института гомеопатии
.

Не долго рассуждая другой профессор-гомеопат Рувим Ладлам направил в мастерскую к Эмилю Груббе на «аппликации Х-лучей» свою пациентку — 55 летнюю женщину — Роуз Ли с рецидивом рака груди, возникшим после мастэктомии. На месте груди была большая рана, с гнойным отделяемым, доставлявшая женщине ужасные мучения. Помочь Роуз уже было невозможно, метастазы поразили ряд других ее органов, но вот зато после сеансов облучения боли практически прекратились, а состояние раны улучшилось. Груббе не понимал механизм, с помощью которого рентгеновские лучи подавляли опухоли, но он, вероятно, считал, что его подход работает, потому, что он соответствует теории гомеопатии. Так или иначе Эмиль Груббе прожил 85 лет, имел обширную медицинскую практику. Но работа с Х-лучами оказала на него пагубное влияние, он пережил удаление 93 опухолей, периодически возникавших на его теле, и под конец жизни был обезображен рубцами после операций по их удалению. Половые функции у него были потеряны, и личная жизнь не сложилась.

 

АЛЬТЕРНАТИВНОЕ ЛЕЧЕНИЕ РАКА

Несмотря на десятилетия научных исследований, потраченные десятки миллиардов долларов, рак остается одним из главных убийц, это заболевание обладает пугающей способностью противостоять защитным силам организма и уклоняться от медицинских вмешательств. Как это не тревожно звучит, но эффективные методы лечения рака по-прежнему отсутствуют. Под дружные заверения онкологов об излечимости рака в 95% случаев эта патология уже заняла второе место по причинам смертности в развитых странах и количество жертв продолжает расти.

Джон Бийлар (John Christian BailarIII)
Джон Бийлар (John Christian BailarIII), эпидемиолог, американский статистик в области здравоохранения, почетный профессор Университета Чикаго

За последние 60 лет уровень смертности от рака изменился не значительно. С 1970 года общая пятилетняя выживаемость для всех рас несколько увеличилась с 49 до 54 процентов. Однако, профессор Бийлар, бывший эпидемиолог Национального института рака (NCI), а теперь председатель Департамента медицинских исследований в Университете Чикаго, подчеркивает, что сокращение смертности, скорее всего, является результатом более раннего выявления и диагностики, а не следствием улучшения методов лечения рака.

Если не удается удалить опухоль из организма или убить ее в нем облучением, температурой или еще чем-то, то при наличии наиболее часто встречающихся и опасных форм злокачественных опухолей (карцином, сарком) спасти онкологического пациента невозможно. Единственный радикальный способ лечения рака – удаление злокачественной опухоли на самой ранней стадии ее развития. Но даже в этом случае нельзя быть уверенным, что опухоль уже не распространилась по организму в виде микрометастазов, циркулирующих опухолевых клеток или их комплексов. Поэтому, понятна мысль известного специалиста по раку, доктора медицинских наук Игоря Викторовича Кузьмина, что онкологи, как правило воздерживаются от долговременных прогнозов и никогда не гарантируют результат.

Кузьмин Игорь Викторович, врач-онколог, доктор медицинских наук, заведующий отделом информатики и статистики
Кузьмин Игорь Викторович, врач-онколог, доктор медицинских наук, заведующий отделом информатики и статистики

Часто можно услышать об альтернативном лечении рака. Обычно в это словосочетание вкладывается смысл, что это самые разнообразные способы лечения,часто абсолютно не-адекватные, эффективность и безопасность которых не была доказана научным методом. Ну, и вроде такое лечение из области в лучшем случае фантазий, и на этом можно поставить точку. Но, к сожалению, при распространенных злокачественных опухолях вообще нет никаких ни эффективных, ни безопасных, ни безболезненных, ни доказанных способов спасения больных раком. Что могут предложить в такой ситуации онкологи?Назначить тормозящую рост опухоли химиотерапию. Несколько позже паллиативное лечение в хосписе, облегчая и растягивая по времени процесс умирания. На Западе в не-которых странах могут еще предложить «добрую», скорую и безболезненную смерть — эвтаназию. Это действия или бездействия врачей, которые приводят к достаточно быстрой смерти безнадежного больного, пораженного злокачественной опухолью.

Но если пациент еще крепок и очень платежеспособен, то возможны нестандартные варианты, например,необычно прооперировать, назначить таргетные препараты, или по-пытаться продлить жизнь новейшими химиопрепаратами. При этом, поскольку персонифицированная медицина только начинает зарождаться, то никто из врачей, не может гарантировать пациенту, что дорогостоящая химиотерапия вместо лечения его не убьет, илитаргетный препарат не вызовет появления новых типов опухолей и т. д.

Стив Джобс
Стив Джобс

В качестве примера нестандартного лечения рака можно привести историю болезни миллиардера Стива Джобса. В 2003 году у него было диагностировано новообразование поджелудочной железы, он согласился на операцию лишь спустя девять месяцев, после долгих уговоров врачей и семьи. Согласно данным Национального института рака (США), около 40 000 американцев ежегодно заболевают раком поджелудочной железы и для большинства из них этот диагноз означает быструю смерть: около 80% умирают в первый год после установления этого диагноза. Эффективного лечения нет. Но, к счастью у Джобса опухоль оказалась нейроэндокринной. Это другой тип новообразования, более редкий (наблюдается только лишь у 5% больных раком поджелудочной железы). Такая опухоль менее агрессивна, заболевание протекает более доброкачественно, больные часто без лечения могут прожить годы. В 2004 г. врачи хирургическим путем удалили у Джобса опухоль и заявили, что операция была радикальной (опухоль удалили всю) и прошла успешно. Но, несмотря на самое современное лечение, болезнь продолжала прогрессировать, распространившиеся по организму остатки опухоли проросли в печень.В 2009 г. Джобсу была проведена пересадка печени. И хотя некоторые ведущие хирурги-онкологи, считают, что трансплантация печени допустима, как вариант лечения больных с такой опухолью, но эксперты говорят, что эта операция не может быть общепринятой, потому, что есть огромный риск для пациента. Сразу после пересадки донорского органа необходимо принимать специальные лекарства, подавляющие иммунитет, чтобы предотвратить отторжение, но эти лекарства могут вызывать быстрый рост опухоли и скорую гибель пациента. Пересадка печени в случае с Джобсом является недоказанным — альтернативным методом лечения, которое все же несколько продлило ему жизнь.

Марк Оригер
Марк Оригер, пациент профессора С. Розенберга

52-летний пациент М. Оригер, страдал от прогрессирующей меланомы кожи, давшей метастазы в лимфоузлы и в одно из легких. Ему удалось полностью избавился от опухоли за восемь недель процедур, разработанных профессором-онкологом С. Розенбергом (США). Известно, что меланома - самый агрессивный рак кожи, убивающий почти 8000 американцев в год.Среднее время выживаемости при метастазирующей меланоме составляет всего 6–7 месяцев. Прошло три года после лечения, но пациент по-прежнему здоров. Спасти Марка смог экспериментальный метод, эффективность которого ни сейчас, ни тогда не была научно доказана. У пациента забиралась его кровь, в лаборатории выделяли лимфоциты, изменяли их и наращивали количество, а потом с помощью инъекций вводили обратно. Это альтернативный метод лечения, он оказался эффективным для Марка, но не спас десять других пациентов с таким же заболеванием. Метод Розенберга очень дорог (более 100.000 долларов).

Иезекииль Эмануэль (Ezekiel Jonathan Emanuel)
Иезекииль Эмануэль (Ezekiel Jonathan Emanuel), профессорУниверситета Пенсильвании

Американский онколог-биоэтик И. Эмануэль, считает, что реальная эффективность экспериментального лечения злокачественных опухолей варьирует от 11 до 27% (в среднем эффективность равна 22%). Делается вывод, что пациенты на последней стадии заболевания должны иметь больший доступ к информации об экспериментальных программах лечения, и, соответственно, они и их родственники должны иметь право знать, каковы их реальные шансы, при той или иной стратегии лечения. Ученые считают, что участие онкологических пациентов даже на первых этапах клинических исследований может быть весьма полезным для них. Кроме того, сам поиск выхода из положения означает продолжение борьбы с болезнью. А если человек не сдается, то он поддерживает и более высокий уровень качества жизни.

Поэтому альтернативное лечение рака допустимо только на стадии генерализации злокачественной опухоли, когда известные стандартные методы и практически, и теоретически уже не могут быть эффективны. И если исходить из значения слова «альтернатива», как необходимость выбора одной из двух или более исключающих друг друга возможностей. То выбор альтернативного способа борьбы за жизнь должен быть только в случае обреченности пациента и отсутствия вероятности спасения стандартными онкологическими методами лечения.

Один из самых богатых бизнесменов Великобритании, бывший лидер партии консерваторов лорд Морис Саатчи неожиданно для себя столкнулся с проблемой рака. Его жена Джозефин Харт — известная писательница, книги которой продавались миллионными тиражами, заболела и тяжело умерла от рака яичников в возрасте 69 лет. Лорд Саатчи  был поражен, что современная онкология реально не может предложить никаких адекватных методов лечения.   «Рак — это болезнь абсолютно безжалостная, упрямая и неуклонно прогрессирующая, — заявил Морис. — Я узнал, что лечение от рака устаревшее, деградирующее и совершенно неэффективное. Уровень выживаемости при гинекологическом раке ноль процентов, а уровень смертности 100%. Такими же эти цифры были и 40 лет назад, и 400 лет назад. А все потому, что лечение сейчас и 40 лет назад одинаковое. Нам как воздух нужны инновации».

Морис Натан Саатчи (Maurice Nathan Saatchi, Baron Saatchi)
Морис Натан Саатчи (Maurice Nathan Saatchi, Baron Saatchi)

Морис Саатчи, изучая состояние современной онкологии, пришел к выводу, что врачи не ищут новые лекарства от рака потому, что слишком запуганы перспективой судебных процессов. Он заявил, что страх докторов перед возможностью стать ответчиками по судебным искам пациентов сдерживает научный прогресс и не позволяет разработать принципиально новые, реально действующие лекарства от рака. По мнению лорда Саатчи, все инновации тормозятся законом о медицинской халатности, поскольку ни у одного врача нет реальной защиты против подобных обвинений. Вряд ли лорд хорошо знаком с историей проблемы лечения рака. Поэтому следует отметить, что все новые идеи в онкологии по непонятным причинам подвергались шельмованию и сталкивались со стеной безразличия научного онкологического сообщества. Можно привести примеры. Так, в США директор Института прикладной биологии Эмануэль Ревичи и начальник отделения лечения сарком костей Мемориального госпиталя Слоуна-Кеттеринга Уильям Коли, подвергались судебным разбирательствам. Не смотря на то обстоятельство, что результаты их лечения больных раком были очень убедительны, и даже лучше, чем результаты, достигаемые сегодня в ведущих специализированных онкоцентрах, все равно находились поводы обвинить их в мошенничестве. Стоило японским ученым попытаться разобраться в идеях того же Коли, и был получен противоопухолевый препарат Пицибанил, по эффективности не имеющий никаких аналогов. Немецкий ученый Харольд цур Хаузен больше сорока лет безуспешно доказывал, что в основе по крайней мере одного из видов рака — рака шейки матки действительно лежит вирус. Он писал: «Я бился над этим доказательством с середины прошлого века. Я был убежден, что нечто вирусное в природе рака есть. Мои предположения не были основаны на пустом месте, хотя, конечно, что скрывать, считали меня сумасшедшим».

Харальд цур Хаузен (Harald zur Hausen) — немецкий медик и учёный, лауреат Нобелевской премии в области медицины и физиологии 2008 года
Харальд цур Хаузен (Harald zur Hausen) — немецкий медик и учёный, лауреат Нобелевской премии в области медицины и физиологии 2008 года, открыл роль папилломавирусов в развитии рака шейки матки

Университет в Падуе
Справка.
Впервые предположение об инфекционной природе рака шейки матки сделал в 1842 году (!) профессор клинической медицины итальянского университета в Падуе Антонио Доменико Ригони-Стерн (Domenico Antonio Rigoni-Stern). Свой вывод о заразности этого рака он сделал на основе изучения регистра смертей жителей итальянского города Верона с 1760 по 1830 г. Ригони-Стерн установил, что рак шейки матки чаще был причиной смерти проституток, замужних женщин и вдов, и никогда не встречался у монахинь и девственниц.

Хотелось бы обратить особое внимание на абсолютную абсурдность ситуации. Вирусное происхождение, например, одной из форм рака у кур было открыто уже в 1911 году американцем Пейтоном Раусом. в 1940-х годах российским вирусологом Львом Зильбером была разработана вирусно-генетическая теория рака и т. д. То есть, принципиальная способность некоторых вирусов вызывать некоторые формы рака уже была известна, на стороне Харальд цур Хаузена была вся история онкологической науки, но которую ортодоксальные ученые спокойно игнорировали, и его идеи оспаривали все кому не лень. Даже сегодня, когда цур Хаузен через почти полвека после своего открытия получил Нобелевскую премию «за открытие вирусов папилломы человека, вызывающих рак шейки матки» от академиков-онкологов можно слышать безапелляционное утверждение, что рак не заразен. Создана эффективная противоопухолевая вакцина Гардасил. Она могла быть создана десятилетиями раньше. За это время миллионы женщин умерли в мучениях от рака шейки матки. Харальд цур Хаузен писал: «Сколько же времени было потеряно! Это же сколько людей погибло?! Я уже не беру в расчет потраченные годы моей собственной жизни. Я-то ученый, я живу ради науки, а люди, почему они обречены на страдания из-за того, что кучка упертых ортодоксов категорически не хочет слышать и воспринимать ничего нового?!».

В продолжение темы об инфекционной природе рака и его альтернативном лечении при-ведем пример с Нобелевской премией по медицине за 2005 год.

Барри Джеймс Маршалл (Barry J. Marshall) (слева) и Джон Робин Уоррен (John Robin Warren)
Барри Джеймс Маршалл (Barry J. Marshall) профессор клинической микробиологии Университета Западной Австралии, изобретатель диагностических тестов на хеликобактер CLOtest и PYtest (слева). Джон Робин Уоррен (John Robin Warren), австралийский ученый, старший патолог Королевского госпиталя Перта (справа)

Маршалл и Уоррен в 80-е годы прошлого столетия опубликовали в журнале «Ланцет»гипотезу о том, что бактерия Helicobacterpylori (HP) вызывает язву и рак желудка.  Барри Маршал писал: «В медицинском и научном сообществах нас подняли на смех. Нам никто не поверил. Но хотя все были против меня, я знал, что прав». И они действительно оказались правы. В 2005 году Маршал и Уоррен были награждены Нобелевской премией по медицине «За работы по изучению влияния бактерии Helicobacterpylori на возникновение гастрита и язвы желудка и двенадцатиперстной кишки».

Позже, в 1994 году Дэвиду Форману удалось убедительно подтвердить предположение нобелевских лауреатов о способности бактерий вызвать злокачественную опухоль, было доказано, что 75% случаев рака желудка в развитых и около 90% в развивающихся странах-связаны с хеликобактерией.

Дэвид Форман (David Forman)
Дэвид Форман (David Forman), заведующий сектором информации о раке Международного агентства по исследованию рака ВОЗ

Итак, сегодня однозначно установлено, что Helicobacterpylori (HP) является причиной развития двух типов злокачественных опухолей желудка: 1) лимфомы желудка низкой степе-ни злокачественности (мальт-лимфомы, от MALT – mucosal-associatedlymphoidtissue), 2) рака желудка (аденокарциномы желудка). В 1994 году эксперты Международного Агентства по исследованию рака (IARC) при Всемирной Организации Здравоохранения при-числили Helicobacterpylori к канцерогенам 1 класса, что означает безусловную связь HP-инфекции с возникновением рака желудка. Уже известно более 30 видов хеликобактерии, среди них есть «спокойные» и агрессивные — продуцирующие токсины. Но и те, и другие контролируют иммунную систему человека, и организм не может от них избавиться самостоятельно.

Дюссельдорфский университет имени Генриха Гейне
Не так давно немецким ученым из Дюссельдорфского университета имени Генриха Гейне удалось собрать  данные в ходе обсервационных исследований, которые указывают на то, что у 60–93% больных с локализованной высокодифференцированной В-лимфомой желудка при проведении несложной и недорогой антибактериальной терапии, направленной на устранение инфекции H. pylori, отмечается излечение от злокачественной опухоли, то есть такая простая терапия позволяет отказаться от дорогостоящего и опасного специализированного противоопухолевого лечения, включающего радикальное хирургическое вмешательство, облучение или химиотерапию (Helicobacter pylori in the upper gastrointestinal tract: medical or surgical treatment of gastric lymphoma?).

Хочется обратить особое внимание на крайне важное достижение Барри Маршала, ему удалось противопоставить негуманной тактике фармкампаний,лоббирующих применение крайне дорогих лекарств, которые не действуют на причину заболевания, и поэтому вынуждают пациентов подвергаться  пожизненномумалоэффективномулечению, доказательства, что смертельные болезни можно вылечить дешево альтернативным путем и элементарными препаратами. Излечивая инфекцию в течение 1–2 недель простейшими антибактериальными препаратами, человек защищается от рака желудка или спасается от лимфомы.

В 2013 году удалось ответить на крайне важный вопрос: «Почему хеликобактер вызывает заболевание не у всех инфицированных?».   Половина жителей земного шара инфицирована бактерией Helicobacterpylori. Однако только у 10 процентов всех инфицированных людей развивается воспаление, приводящее к развитию язвенной болезни и раку.

Карен Оттманн (Karen Ottemann)
Карен Оттманн (Karen Ottemann), профессор микробиологии и токсикологии

Ученым из Университета Калифорнии под руководством Карен Оттманн удалось установить, что другие виды бактерий, обитающие в желудке человека являются конкурентами H.рylori, и микрофлора желудка определяет, разовьется заболевание или нет. Многие врачи, как и двести лет назад абсолютно уверены, что желудок человека практически стерилен, однако на самом деле он населен множеством бактерий, которые определяют риски развития рака. Более того, существуют данные исследований, согласно которым присутствие в желудке хеликобактерий может быть полезным, например, защищать от рака пищевода и даже астмы.Если понять, какая микрофлора желудка снижает риск развития заболевания, можно будет предсказывать, у кого из инфицированных пациентов оно разовьется и заранее пролечивать их от инфекции, либо искусственным путем заселить желудок оптимальными бактериями. Открытие профессора Оттманн несомненно существенно изменит стратегии лечения рака, они будут высокоэффективными и альтернативными сегодня существующим основам онкологического лечения.

Вернемся к Морису Саатчи. Он решил изменить систему работы над лекарствами от рака и пытается продвинуть в парламенте Великобритании собственный закон (обычно законы в парламент вносит на рассмотрение правительство страны), который защитит врачей от обвинений в халатности и мошенничестве, и проведет четкую границу между “ответственными инновациями” и «безответственными экспериментами». Саатчи знает, что с помощью его закона рак не вылечат. Но он позволит нормально работать тем ученым, которые смогут найти лекарства. А действующие запреты ограничивают прогресс науки.

 

Ортодоксальное мышление в онкологии настолько прочно укрепилось среди врачей, что не позволяет генерировать новые идеи и стратегии лечения. Поэтому Национальный институт рака (США) предложил и реализовал концепцию создания 12 независимых научных центров по исследованию рака, в которых на позиции ведущих исследователей назначены не врачи и биологи, а физики.

Пол Дэвис (Paul Davies)
Пол Дэвис (Paul Davies), профессор, физик-теоретик и астробиолог, сейчас возглавляет одну из 12 финансируемых физических онкологических центров в Соединенных Штатах

Чарльз Линьюивер (Charles Lineweaver)
Чарльз Линьюивер (Charles Lineweaver), профессор-астрофизик в Институте планетарных наук Австралийского национального университета

Ортодоксы в онкологии предполагают, что рак — следствие случайных генетических мутаций. Однако Дэвис и Линьюивер считают, что появление рака вызывает набор генов, который передался человеку от самых древних предков и который отвечает за механизмы специализации клеток и включается на ранних эмбриональных этапах развития организма. Этот набор, или связанный комплекс генов, при воздействии на организм химических веществ, радиации или воспалительных процессов включается и во взрослом возрасте срабатывают некорректно.

Несколько исследовательских групп во всем мире приводят доказательства того, что между экспрессией генов в опухоли и в эмбрионе много общего, и это лишний раз укрепляет теорию Дэвиса и Линьюивера. Дэвис подчеркивает, что необходим радикально новый взгляд на природу рака.

В основе современного специализированного лечения онкологических пациентов лежат хирургическое вмешательство, лучевая и химиотерапия.

Рост знаний в области клеточной и молекулярной биологии значительно продвигает нас в понимании природы и механизмов злокачественной трансформации и опухолевого роста, что, в свою очередь, увеличивает количество критических замечаний по поводу стандартных методов лечения онкологических заболеваний.

Это связано с рядом открытий.

Во-первых, обнаружены раковые стволовые клетки, биологические свойства которых значительно отличаются от свойств клеток основной массы опухоли.

Во-вторых, выявлена гетерогенность клеток опухоли. В борьбе с иммунной системой хозяина опухоли и в процессе преодоления медицинских атак на рак происходит отбор (селекция) новых вариантов клеток опухоли, которые становятся все более агрессивными и устойчивыми. Гетерогенность — один из важнейших факторов, благодаря которому сообщество опухолевых клеток способно приспосабливаться к самым неблагоприятным условиям среды и выживать в живом организме — носителе опухоли. Постоянно появляются новые варианты клеток-чемпионов. Эти варианты могут взаимодействовать между собой, помогая опухоли противостоять всему, что способно препятствовать ее росту. Происходит так называемая опухолевая эволюция.

В-третьих, раскрыты механизмы химио- и радиорезистентности, которые позволяют клеткам опухоли быть неуязвимыми к арсеналу противоопухолевых средств и воздействий. Обнаружен и исследован феномен перекрестной химио- и радиорезистентности.

Для лечения ранних стадий рака применяются, как правило, хирургический метод или облучение. Больные, у которых болезнь находится в ранней стадии, вылечиваются стандартными методами онкологической помощи в 95% случаев. Для ранних стадий злокачественного роста альтернативное лечение недопустимо и нецелесообразно. Но успешное удаление первичной опухоли, к сожалению, не всегда гарантирует выздоровление. Часто метастазы уже присутствуют в теле до постановки диагноза и до начала лечения у значительной части заболевших, а ввиду малых размеров (микрометастазы, циркулирующие опухолевые клетки) они практически не обнаруживаются доступными методами визуализации. Онкологи считают, что в таких случаях удаление обнаруженной опухоли оказывает минимальный позитивный эффект на общее течение болезни. Иногда удаление первичной опухоли и операционная травма ведут даже к ускорению роста метастазов. Это связано с известным феноменом подавления роста метастатических очагов первичной опухолью. И соответственно, при удалении первичного очага опухоли снимается эффект торможения и рост отдаленных метастазов ускоряется. У таких пациентов основной причиной последующей смертности является рост метастазов опухоли, которые часто поражают несколько жизненно важных органов.

Лоренц Циммерман (Zimmerman L.E.)
Лоренц Циммерман (Zimmerman L.E.), профессор офтальмологии и патологии, отец современной патологии органа зрения (США)

Еще в далеком 1979 году выдающийся американский патолог, профессор Лоренц Циммерман пришел к выводу, что энуклеация (удаление) глаза, пораженного меланомой, провоцирует метастазирование этой опухоли и ускоряет гибель пациентов.

Лучевая терапия не может спасти заболевшего человека, если есть множественные отдаленные метастазы или опухоль прорастает, например, в стенки крупных сосудов. Более того, некоторые опухоли обладают изначально радиорезистентностью — повышенной устойчивостью к облучению. Такая особенность свойственна опухолям слюнных желез, раку желудка и ободочной кишки, а также меланоме кожи. Чтобы достаточно повредить такую опухоль, придется нанести неприемлемо большой ущерб окружающим нормальным тканям.

Недавно американские ученые обнаружили, что длина волны рентгеновского излучения, применяемого для лечения рака молочной железы, трансформирует клетки опухоли в гораздо более опасные раковые стволовые клетки.

Франк Паджонг (Frank Pajonk)
Франк Паджонг (Frank Pajonk), доцент кафедры радиационной онкологии

При лучевой терапии рака груди убивается около половины опухолевых клеток, но оставшиеся в живых клетки рака молочной железы превращаются в более агрессивные и опасные раковые стволовые клетки, которые гораздо более устойчивы к лечению. Более того, эти радиационно-индуцированные стволовые клетки рака показали более, чем 30 —кратное увеличение способности к метастазированию, по сравнению с необлученными клетками рака молочной железы до облучения. Это новейшее исследование ставит вопрос о целесообразности лучевой терапии при раке.

Химиотерапия является одним из основных методов лечения опухолевых заболеваний, так как представляет собой вид системного лечения рака. Это означает, что при данном виде терапии препараты, попадая в кровоток, воздействует на весь организм. При распространенном процессе используется как ведущий метод воздействия на опухолевые клетки, которые уже проникли или могли проникнуть в другие органы.

Соухами Р. , Тобайас Дж. Рак и его лечение Cancer and its Management. 2009 г
Соухами Р., Тобайас Дж. Рак и его лечение
(Cancer and its Management). 2009.

Эффективность химиотерапии построена на разнице в скорости развития опухолевой массы и регенерирующих клеток здоровых органов и тканей. Химиопрепараты поражают в первую очередь быстроразвивающиеся клетки, из которых часто преимущественно и состоит раковая опухоль. Но быстрый рост и развитие характерны также для ряда здоровых, жизненно важных клеток: это клетки слизистой желудочно-кишечного тракта (ротовая полость, желудок, кишечник) и кроветворной системы (в том числе системы иммунитета). Химиотерапевтические препараты не только убивают и замедляют рост раковой опухоли, но и не менее губительно действуют на организм. Раньше считали, что все клетки опухоли быстрорастущие, а сейчас сделано важнейшее открытие, что опухоль также имеет и медленно делящиеся стволовые клетки, которые в силу своих особенностей устойчивы к действию химиотерапии. И если в процессе терапии удается добиться значительного уменьшения размеров опухоли, например в десять раз, с десяти сантиметров до одного, то раньше это воспринималось как большой успех. Но теперь понятно, что величина опухоли не так важна, как способность раковых стволовых клеток пережить терапию. Если стволовые клетки уцелели, то опухоль сразу же начнет снова расти. С каждым курсом химиотерапии опухоль приобретает все больше способностей противостоять лечению, а здоровье пациента все больше и больше разрушается. Возможна ситуация, когда из-за плохого общего состояния больного проведение химиотерапии невозможно, а опухоль продолжает прогрессировать.

Большинство видов рака, поддающихся излечению, относятся к редким видам этого заболевания, это опухоли детского возраста, лейкозы, лимфомы и опухоли яичка. Роль химиотерапии в излечении основного количества людей, пораженных раком, к сожалению, невелика. Лечебный эффект от химиотерапии проявляется у одного из четырех раковых больных. В случаях распространенного опухолевого процесса, если не удается увеличить выживаемость, у отдельных больных применением химиотерапии возможно достичь лишь симптоматического облегчения болезни.

При лечении, например, плоскоклеточного рака легких или аденокарциномы поджелудочной железы химиотерапия практически не дает случаев выраженного положительного результата.

Современная онкология находится в глубочайшем кризисе. Химиотерапия является основным методом лечения в онкологии, а при распространенных опухолях часто — единственно возможным. Скрыть минимальную клиническую эффективность токсической терапии для спасения больных раком уже невозможно.


Три известных австралийских профессора-онколога опубликовали в журнале «Клиническая онкология» результаты своих исследований, основанных на анализе официальных документов лечения взрослых онкопациентов в Австралии (72964 человек) и в Соединенных Штатах Америки (154971 человек), которым проводилась химиотерапия.

Грэм У. Морган (Graeme W. Morgan)
Грэм У. Морган (Graeme W. Morgan), профессор Отдела радиационной онкологии Ракового центра Северного Сиднея ракацентра, Королевского госпиталя

Робин Уорд (Robyn Ward)
Робин Уорд (Robyn Ward), профессор, руководитель Клинической школы принца Уэльского, UNSW, руководитель Программы лечения рака для взрослых в Центре исследования рака Лоуи

Майкл Бартон (Michael Barton)
Майкл Бартон (Michael Barton), профессор радиационной онкологии в Университете Нового Южного Уэльса, научный руководитель Объединенных исследований рака и оценки результатов научных исследований (CCORE) и Института прикладных медицинских исследований Ингама в госпитале Ливерпуля

Было сделано заключение, что общий вклад лечебной и адъювантной цитотоксической химиотерапии в 5-летней выживаемости взрослых онкологических пациентов составляет 2,3% в Австралии, ив 2,1% в США.Авторы ставят вопрос, как это возможно, что столь незначительно эффективная для выживания больных химиотерапия, может сочетаться с рос-том стоимости и успешной продажей химиопрепаратов на сотни миллиардов долларов? Эффективность химиотерапии в 5-летней выживаемости стремиться к нулю при раке поджелудочной железы, яичников, мочевого пузыря, предстательной железы, почки, желудка, а также при саркоме мягких тканей, меланоме, опухолях головного мозга, распространенной миеломе.

Ульрих Абель (Ulrich Abel)
Ульрих Абель (Ulrich Abel)Центр исследования рака города Гейдельберг (ФРГ)

Ульрих Абель открыл один из умалчиваемых секретов в онкологии. Никогда не проводились исследования, которые могут доказать, что в результате химиотерапии больные имеют больше шансов на выживание. Во всех испытаниях сравнивалась только эффективность новыхтоксических препаратов, в сравнении с уже существующими. 

Энтони Летаи (Anthony Letai)
Энтони Летаи (Anthony Letai), MD, PhD

Следует отметить еще один очень важный факт – нет достаточного научного объяснения противоракового действия химиотерапии. Никто из онкологов не знает, как химиотерапия может убить раковую опухоль. Долгие годы существовало предположение о том, что химиотерапия, воздействует на быстро растущие клетки. Поскольку раковые клетки растут быстро, то их и должны как-то убивать токсиныв первую очередь.  Но не все так просто. Во-первых, существует несколько быстро растущих типов рака, которые не отвечают на химиотерапевтические препараты.Во-вторых, существует несколько типов медленно растущих раковых опухолей, которые отвечают на действие токсинов. В-третьих, в самом организме существуют быстрорастущие клетки в костном мозге, кишечнике и коже.  Эти здоровые ткани сильно страдают, причем клетки кожи в меньшей степени, но остаются живыми, и как только «химия» перестает действовать, чаще всего способны самостоятельно восстановиться.  Американские ученые из Онкологического института Дана-Фарбера в журнале Science, опубликовали объяснение, что химиотерапия прежде всего действует на умирающие раковые клетки (находящиеся на грани самоуничтожения), мало затрагивая жизнеспоспособные клетки опухоли. Другими словами, раковые клетки, находящиеся на грани апоптоза, более чувствительны к химиотерапии, чем остальные.«Мы установили высокую степень корреляции между раковыми клетками, которые были в наибольшей степени предрасположены к самоубийству, и клетками, наиболее чувствительными к химиотерапии», — утверждает старший автор исследования Энтони Летаи. «Многие химиотерапевтические препараты работают за счет повреждения структур раковых клеток, в частности, ДНК и микротрубочек», — объясняет Летаи. «Когда повреждения становятся настолько значительными, что их уже невозможно исправить, клетки инициируют процесс, известный как апоптоз, жертвуя собой, чтобы избежать передачи этих повреждений своим потомкам».

Тимоти Вилт (Timothy Wilt)
Тимоти Вилт (Timothy Wilt) профессормедицины УниверситетаМиннесоты, Coordinating Editor, VA Cochrane Collaborative Review Group for Prostatic Diseases & Urologic Malignancies

Более того, вообще нет уверенности в правильности избранных лечебных стратегий в современной онкологии. Одно из последних исследований, потрясших онкологов на 27-м Конгрессе Европейской ассоциации урологов (Париж, 2012), началось в 1993 году под руководством Тимоти Вилта. В нем приняли участие 731 пациентов, больных раком предстательной железы, за состоянием здоровья которых велось наблюдение в течение 12 лет. Сравнивалось состояние больных раком предстательной железы, которым было произведено удаление простаты, и тех, кто отказался от операции, заняв выжидательную позицию. Было установлено, что выживаемость тех, кто подвергся операции, оказалась на 3% выше, при этом не исключено, что 3% разница вообще является «возможной погрешностью». И в случае медленно растущего рака простаты, лечение может быть намного более вредным, чем само онкологическое заболевание. Побочные эффекты, связанные с хирургическим вмешательством и лучевым воздействием на простату включают недержание мочи, импотенцию и серьезные дисфункции кишечника. Лечение снижает качество жизни пациентов и несет серьезные социально-экономические затраты.Исследования Вилта нашли подтверждение в Британии.  Установлено, что часто хирургические операции не улучшают статистику выживаемости пациентов, больных раком предстательной железы. Тысячам пациентам проводят болезненные операции, но в то же время от них нет практически никакой пользы.

National Cancer Institute
В отчёте Национального института рака США, посвященного онкологии, были представлены результаты, которые были неожиданными и шокировали медицинское сообщество. Отчет был составлен рабочей группой, в которую вошли известные ученые-онкологи ведущих исследовательских институтов рака США.
 
Брайан Рид (Brain Ried)
Брайан Рид (Brain Ried), профессор кафедры генетики
 
 Ян М. Томпсон (Ian M. Thonpson)
Ян М. Томпсон (Ian M. Thonpson), профессор уролог-онколог
 
Лаура Ессерман (Laura J. Esserman)
Лаура Ессерман (Laura J. Esserman), профессор хирургии и радиологии
 
В онкологии существует постулат, согласно которому надо обнаружить опухоль как можно раньше и немедленно приступить к лечению.  Однако ранняя диагностика рака привела к неожиданным последствиям. В концепции «ранней диагностики» нашлись принципиальные недостатки, так как, методы диагностики, используемых в онкологии, не могут достоверно оценить степень потенциальной злокачественности опухолевых клеток. Был сделан очень важный вывод, что ошибочный диагноз рака является одной из основных причин эпидемии рака в США. Миллионы людей подвергаются крайне опасному и дорогостоящему лечению с применением стандартного набора онкологической помощи — хирургии, лучевой и химиотерапии, а на самом деле они не нуждаются в таком вмешательстве. Более того, само комплексное специализированное лечение провоцирует развитие рака на месте потенциально не опасного для жизни новообразования. В результате активного лечения формируется грозная злокачественная опухоль, в ряде случаев убивающая пациента. Обращено внимание на скорее доброкачественные изменения в молочной железе — протоковую карциному insitu (ductalcarcinomainsitu, DCIS), которые вероятно никогда не вызвали бы никаких проблем со здоровьем. Однако у миллионов женщин DCIS была ошибочно пролечена, как рак молочной железы.  Аналогичным образом мужчинам с интраэпителиальной неоплазией предстательной железы (high-grade prostatic intraepithelial neoplasia, HGPIN) лечили так же, как рак этого органа. Рабочая группа предложила DCIS и HGPIN, вообще исключить из списка раковых заболеваний.
 
Сайер Цзи (Sayer Ji)
Сайер Цзи (Sayer Ji) исследователь, автор и преподаватель,член консультативного совета Национальной федерации здоровья США
 
Сайер Цзи утверждает, что «Даже в случае раннего обнаружения опухоли применение специализированного онкологического лечения приводит к увеличению первоначально небольшой субпопуляции раковых стволовых клеток в пределах этих опухолей, и превращает опухоль в более агрессивную и злокачественную».
 
Ирвин Д. Бросс (Irwin D. Bross)
Ирвин Д. Бросс (Irwin D. Bross), д-р фармации и бывший директор по биостатистике в Roswell Park Memorial Institute
 
Мало кто помнит, но еще в 2000 году в журнале «Journalofthe National Cancer Institute» Ирвин Д. Бросс писал: «Наоборот, по результатам "раннего распознавания", отмечается пе-чальный рост лечения рака груди. Заметьте, лечения, но не от рака груди! Причина в том, что маммография обнаруживает начальную стадию рака ("Ductalcarcinoma-in-situ", DCIS). Если маммография дает диагноз DCIS, то, как правило, обнаруженный узел удаляется оперативным путем, а грудь облучается. Иногда ампутируется вся грудь, а пациентке про-водится химиотерапия. Однако 80% всех начальных стадий рака (DCIS) никогда не рас-пространяются дальше, даже если его вообще не лечили! К тому же, процент ошибочно-положительного теста на рак значителен».  Эта публикация не прошла бесследно для ав-торов. Возмущенные врачи и эксперты Национального онкологического института (США) наказали доктора Бросса с коллегами за их открытие. Ученые были лишены участия в успешной национальной программе по исследованию рака груди, был получен отказ в финансовой поддержке их математических поисков в области онкологии и было сделано все, чтобы это открытие нигде не публиковалось.
 
Докладу рабочей группы Национального института рака так же предшествовала публикация уникальных и неожиданных результатов, полученных при сборе статистики по раку молочной железы в Норвежском институте здравоохранения, которые нашли подтверждение в ряде исследований коллег из США.Исследование было проведено Пером Хенриком Цалем, Яном Уллеваном и Гилбертом Уэлчем. Сравнив данные рентгеновских снимков молочных желез (маммограмм) у женщин за шестилетний период, медики отметили, что в рядеслучаев,визуализируемые изменения тканей молочных желез, которые можно было расценить, как злокачественную опухоль исчезали со временем без какого-либо лечения. На более поздних маммограммаху этих женщин невозможно было найти даже следов рака. Впервые было сделано предположение, что бесследное исчезновение злокачественных опухолей может встречаться, причем достаточно часто.
 
Гилберт Велч (Gilbert Welch) профессор Института Дартмута, автор книги «Должен ли я быть проверен на рак: может быть нет, и вот почему» (Should I Be Tested for Cancer? Maybe Notand Here's Why)
 
 
Пер Хенрик Цаль (слева) и Ян Уллеван из университетской больницы в Осло
 
Было проведено экспертное сравнение двух больших групп (более 100 000) женщин в возрасте от 50 до 64 лет в течение двух последовательных шестилетних периодов обследования их молочных желез.
 
Существующие методы лечения в современной онкологии крайне примитивны, надуманы и практически неэффективны для подавления роста наиболее часто встречающихся метастазирующих злокачественных опухолей от которых чаще всего  умирают люди. Долгие годы у онкологов был очень удобный ход. Они всегда с некоторым сожалением говорили больным: «Ну, что же вы так поздно к нам пришли, вот если бы вы постоянно обследовались, следовали нашим рекомендациям по ранней диагностике рака, то все бы было хорошо». Удачный вариант перекладывания вины за неэффективность целой отрасли медицины на больных, не правда ли? И что же сейчас становиться очевидным?  Например, для раннего выявления рака молочной железы онкологи утверждают, что необходимо проходить регулярно маммографию. А канадские ученые под руководством Энтони Миллера взяли и проанализировали наблюдения за состоянием молочных желез у 90.000 тысяч женщин в возрасте 45-60 лет на протяжении целых 25 лет.
 
Энтони Миллер (Anthony B. Miller), почетный профессор Университета Торонто (Канада)
Энтони Миллер (Anthony B. Miller), почетный профессор Университета Торонто (Канада)
 
Оказалось, что показатели смертности от рака молочной железы среди женщин, регулярно проходивших маммографию, и женщин, не проходивших ее вообще, были одинаковы!   Итак, даже раннее обнаружение опухоли абсолютно ничего не гарантирует пациенту, и применительно к раку молочной железы не дает никаких дополнительных надежд на спасение.  При этом с каждым годом лечение становиться все более и более дорогим, достигая сотен тысяч и даже миллионов долларов за попытку спасти одного больного. Эти деньги тратятся, в том числе и на поддержании мифа о высокой технологичности, наукоемкости и эффективности современных медицинских услуг в онкологии. Больные раком так же сталкиваются с откатанной тактикой фармгигантов предлагать непрерывный, пожизненный прием дорогостоящих лекарств, в этом случае химиопрепаратов, не действующих на причину заболевания(до гибели пациента).
 
В России насаждается неправильное представление об альтернативном лечении рака, на-пример, в учебнике по онкологии для студентов медиков эпиграф для альтернативных методов лечения подобран правильно. «Всегда оставляй больному надежду», - писал А. Паре. Но дальше в виде примеров в один ряд поставлена уринотерапия, акулий хрящ «увлеченного грузинского исследователя», апитерапия, японский гриб и т.п., а также бактериальные вакцины Коли.То есть к альтернативе отнесли и поставили  в один ряд«выдумки», не имеющие удовлетворительногонаучногообоснования и,очевидно, неспособные прекратить злокачественный рост, вместе с прорывной биотехнологией, стоящей на стыке разных наук.
 
Вильям Коли (William Bradley Coley) (1862–1936), американский хирург-онколог, пионер иммунотерапии злокачественных опухолей человека
Вильям Коли (William Bradley Coley) (1862–1936), американский хирург-онколог, пионер иммунотерапии злокачественных опухолей человека
 
Вильям Коли (создатель бактериальных противоопухолевых вакцин) — выпускник Гар-вардской медицинской школы,начальник отделения лечения сарком костей всемирно признанного онкологического центра Мемориального госпиталя Слоуна-Кеттеринга в США, почетный член Королевской Коллегии Хирургов в Англии(он был пятым американцем, удостоенным такой чести), его по праву считают«отцом» иммунотерапии злокачественных опухолей.В 1934 году Американская Медицинская Ассоциация постановила, что вакцина Вильяма Коли по необъяснимым причинам может иметь значение в предотвращении или уменьшении рецидивов сарком, а также ихметастазов и может использоваться для лечения неоперабельных онкологических больных.И надо отметить, что те ребята, которые писали этот учебник, при всем уважении к ним, несопоставимы сКоли по вкладу в онкологию. Однако, следует отметить, что после смерти Вильяма Коли в 1936 году использование его вакцины постепенно стало сокращаться, это совпало с бурным развитием и большими надеждами на химиотерапию и радиотерапию для лечения опухолей. В отличие от неясных механизмов противоракового действия вакцин Коли, новоиспеченные химиотерапевты и радиологи давали легкие и понятные объяснения действия ядов и радиации на опухоли (серьезные недостатки и низкая эффективность этих методов лечения стала очевидна позже).  Это обстоятельство вызывало недоверие многих докторов того времени. И было подхвачено нашими онкологами, которые всегда отличались слабым знанием теории и истории зарубежных исследований, что-то услышат и готовы распространять свое «компетентное» мнение.
 
Стефан Хоптон Канн (Stephen Hopton Cann), доцент Университета Британской Колумбии
Стефан Хоптон Канн (Stephen Hopton Cann), доцент Университета Британской Колумбии: «Коли достиг таких успехов, излечивая даже распространенную метастатическую болезнь, которые мы сегодня не можем даже представить». (2002 г.)
 
Surveillance Epidemiology End Results
В 1999 году было проведено ретроспективное исследование по международным базам данных SEER историй болезней (Surveillance Epidemiology End Results), которое сравнивало 10-летнюю выживаемость пациентов, которым применялась терапия всеми доступными современными методами с выживаемостью пациентов, получавших только вакцину Вильяма Коли. В результате было установлено, чтосостояние пациентов, которым проводилась терапия рака современными средствами, было далеко не лучше, чем состояние пациентов, которые получали вакцину, открытую Вильямом Коли больше 100 лет назад. Кроме того, следует отметить тот факт, что вакцина Коли была свободна от тех ужасных побочных эффектов, которые сопровождают, например, химиотерапию. Таким образом, было сделано заключение, что вакцина Коли была очень эффективной терапией сарком, которая по степени эффективности сравнима с современными методами и даже их превосходит. Так, что этот пример противораковых вакцин Коли действительно можно смело отнести к альтернативным методам лечения сарком. 
 
Исследования Вильяма Коли нашли продолжение в Японии. Токийская фармацевтическая компания «Чугай» начала выпускать препарат ОК-432 (Пицибанил). 
 
ОК-432 (Пицибанил)
ОК-432 (Пицибанил) является лиофилизированным, низко вирулентным стрептококком (Streptococcuspyogenes группы А), инкубированным с пенициллином. Он был разработан в Японии в конце 1960-х для лечения рака желудка и первичного рака легких. Хотя иммунотерапия ОК-432 (Пицибанилом) не увеличила выживаемость при раке, этот препарат оказался эффективным при злокачественном поражении плевры.
 
Шухей Огита (Shuhei Ogita) (1948–2003), детский хирург-онколог, Университет медицины префектуры Киото, Япония
Шухей Огита (Shuhei Ogita) (1948–2003), детский хирург-онколог, Университет медицины префектуры Киото, Япония
 
Основываясь на противоопухолевых свойствах Пицибанила, в 1986 году японский онклог Шухей Огита опубликовал статью об использовании ОК-432 как безопасного и эффективного препарата для лечения лимфангиом у взрослых и детей. Опухоль полностью исчезала без серьезных побочных эффектов в 92% случаев. В некоторых случаях требовалось до 6 инъекций препарата. Между первым сеансом терапии и последующим должно было пройти не менее 6 недель.
 
Ребенок с лимфангиомой на фоне лечения пицибанилом
Ребенок с лимфангиомой на фоне лечения пицибанилом
                До лечения                              После лечения
  
Справка.Лимфангиома — редкая доброкачественная врожденная опухоль. Это означает, что при рождении она уже существует в организме, но ее не всегда можно обнаружить до или сразу после рождения ребенка. Лимфангиома не дает метастазов. Тем не менее эта опухоль представляет собой угрозу для жизни и требует лечения.
 
Применение Пицибанила при лимфангиоме — пример альтернативного лечения опухоли с 92% эффективностью. И надо отметить, что при этой опухоли консервативная и безопасная терапия конкурирует со стандартным лечением в виде обширной и уродующей хирургической операцией.

Почему вообще существует проблема альтернативного лечения рака?

Ответ достаточно простой — безуспешность в лечении метастазирующих опухолей. По официальной статистике, около трети россиян, болеющих раком, умирают в течение года после того, как им поставили диагноз. Из этой трети 90% смертей связано с метастазированием опухолей.

Например, средняя продолжительность жизни пациента с тремя и более очагами поражения (на их долю приходится приблизительно 40% случаев обнаружения метастазов без выявленного первичного очага) составляет 3 месяца.

«…в онкологии есть такая печальная закономерность: как правило, люди поступают к нам уже с запущенными формами болезни, и на основании обследования и результатов анализов часто видишь — этому человеку осталось совсем немного, и ты уже абсолютно ничем не можешь ему помочь» (из интервью В.И. Чиссова, http://www.boleem.com/main/rel_med?id=285).

Валерий Иванович Чиссов
Валерий Иванович Чиссов — российский хирург-онколог, Лауреат Государственной премии РФ и Правительства РФ, Заслуженный деятель науки РФ, Заслуженный врач России, директор Московского научно-исследовательского онкологического института имени П.А. Герцена, академик РАМН, доктор медицинских наук, профессор

По словам академика В. И. Чиссова, среднюю продолжительность жизни онкологического больного трудно предсказать даже опытному врачу. В целом у больных с метастазами злокачественных новообразований медиана выживаемости (это время, к которому умирают 50% больных)составляет 147 дней. У онкологических больных из хосписа она составляет в среднем около 3 недель.

Орлова Рашида Вахидовна, Руководитель Специализированного Центра онкологии
Орлова Рашида Вахидовна, Руководитель Специализированного Центра онкологии, д.м.н., профессор кафедры онкологии СПбМАПО, руководитель отделения химиотерапии Санкт-Петербургского клинического онкологического диспансера

В своей докторской диссертации «Обоснование принципов лекарственного лечения диссеминированных солидных опухолей» профессор Орлова писала: «Вместе с тем, надо иметь в виду, что несомненные успехи лечения, к сожалению, не сопровождаются существенным увеличением общей выживаемости больных с диссеминированными опухолями. Это означает, что даже самое современное лечение далеко не всегда способно изменить так называемую естественную историю роста солидных опухолей, и подавляющее большинство больных погибают в ближайшее время после выявления метастазов».

Для таких пациентов допустимо применение альтернативного лечения рака.

Итак, альтернативные методы лечения рака допустимы:

1) когда специализированная онкологическая помощь прогнозируемо неэффективна;

2) при противопоказаниях к проведению или продолжению противоопухолевого лечения;

3) при паллиативном лечении рака;

4) в сочетании со стандартным лечением при наличии отдаленных метастазов.

Альтернативное лечение рака не должно применяться:

1) если нет доказательств эффективности;

2) методы лечения не проверены;

3) в случае опухоли, потенциально излечимой классическими методами онкологии;

4) если стоимость чрезмерна и не соответствует ожидаемому результату лечения.

Парадокс, но часто пациенты из-за плохого прогноза лишаются шанса на спасение методами высокотехнологичной специализированной онкологической помощи. По мнению российского ученого,  онколога, профессора, д.м.н. В. А. Тарасова, не менее 2/3 пациентов с распространенными злокачественными опухолями, которые отнесены онкологами к неизлечимым больным, не получают адекватной медицинской помощи и гибнут без инновационного эффективного комбинированного хирургического и консервативного лечения, которое способно как минимум значительно продлить жизнь. То есть когда есть шанс провести операцию по удалению опухоли, которая, на взгляд лечащего онколога, вряд ли поможет, пациента переводят на паллиативные курсы химиотерапии. И больной теряет последний шанс спасти свою жизнь.

Альтернативное лечения рака: пример, реализованный профессором Стивеном Розенбергом из американского Национального института рака.

52-летний пациент, страдающий от прогрессирующей меланомы кожи, давшей метастазы в лимфоузлы и в одно из легких, полностью избавился от опухоли за восемь недель процедур. Известно, что медиана выживаемости при метастазирующей меланоме составляет 6–7 месяцев. Прошло три года после лечения, но пациент по-прежнему полностью здоров. Целесообразность такого лечения очевидна. Был применен экспериментальный метод, который не проходил никаких мультицентровых исследований и т. д. При этом надо отметить, что семи другим пациентам со сходным заболеванием такое лечение не помогло.

О способности опухолевых клеток к специфической дифференцировке свидетельствует также явление так называемой фенотипической реверсии, когда трансформированные в культуре клетки при определенных экспериментальных условиях приобретают морфологический вид и некоторые свойства нормальных клеток. Проявление некоторой степени дифференцировки при культивировании рабдомиосарком наблюдал еще А. Д. Тимофеевский. Возможные пути регуляции уровня дифференцировки опухолевых клеток разбираются в литературе.

 


Главная | Биоискусственные органы | Регенеративная медицина | Меланома | Рак молочной железы | Рак легких | Контакты  

© 2008–2016, Лаборатория инновационных биомедицинских технологий
Приём пациентов проходит по адресу: Москва, Каширское шоссе, дом 12
Тел.: +7 (495) 226–95–57
© 2008–2016, Laboratory of Innovative Biomedical Technologies
Phone: +7 (495) 226-95-57
Электронная почта: limbt@list.ru
Яндекс.Метрика Индекс цитирования